Выгодно продать, дешево купить или просто подарить...
Объявления Услуги Афиша Форум Работа в Чехове

Нимфоманка: Часть 1 2013 смотреть он-лайн: трейлер, отзывы о фильме.

Нимфоманка: Часть 1
* - возможно изменение времени сеансов, рекомендуем уточнить в кассах кинотеатра.
!!! Понравилось? - Поделись с друзьями ссылкой !!!
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Рейтинг фильма:
7.6 / 10
  • Страна:  Дания, Германия, Франция, Бельгия, Великобритания
  • Продолжительность: 118 мин.
  • Жанр: драма
  • Актеры: Шарлотта Генсбур, Стеллан Скарсгард, Стэйси Мартин, Шайа ЛаБаф, Кристиан Слэйтер
  • Рейтинг фильма: 7.6

Где посмотреть

О фильме

Это светлая и поэтичная история эротических переживаний женщины от рождения до пятидесятилетия, рассказанная от лица главной героини, женщины по имени Джо, поставившей себе диагноз — нимфомания. Холодным зимним утром Селигман, немолодой одинокий холостяк, натыкается в переулке на Джо, избитую и находящуюся в полубессознательном состоянии. Доставив женщину домой, он рассматривает ее раны и задается вопросом, как дошла она до такой жизни. Джо рассказывает Селигману историю своей насыщенной молодости, изобилующую параллельными сюжетами и неожиданными отступлениями.



Отзывы о фильме "Нимфоманка: Часть 1" и первые впечатления от просмотра.

Не забывай о любви.

Эпатаж (фр. epatage) — умышленно скандальная выходка или вызывающее, шокирующее поведение, противоречащие принятым в обществе правовым, нравственным, социальным и другим нормам, с целью привлечения внимания. Но, что считать эпатажем, эпатировал ли Сальвадор Дали своими картинами, закрученными усиками и выпученными глазами? Эпатировала ли Мадонна корсетами Готье, личной жизнью и поведением на сцене, эпатирует ли Триер? Мой ответ нет. Для этих людей, а так же сотен других звезд первой величины такое поведение норма. Для кого -то девиантно их поведение. Но оно нормально в их мире. Ларс Фон Триер уже давно застолбил за собой право считаться крупнейшим мастером Старого света, его премьеры ждут, звезды готовы работать с ним на любых условиях, причем звезды Голливуда. в том числе, но не эпатаж сделал Триера великим, а ремесло, которым он владеет в совершенстве. Нимфоманку ждали, как казалось, не ждали ни одного европейского фильма за последние 10 лет. Еще до премьеры фильм оброс мифами и легендами. Людей пугали и пугали сильно, и постерами, и слухами о немоделируемых сексуальных сценах, и редкими интервью перед выходом на экраны. В итоге я увидел в первой части одну из самых классных черных комедий, за все время увлечения кино. Хотя, вторая часть гораздо более темная и напряженная.

Уже в первых кадрах Триер показывает свой неповторимый аскетичный стиль. На экране темный двор, вечер, дождь, ты словно физически чувствует эту зябкую атмосферу. Камера (оператор — Мануэля Альберта Кларо) гуляет по крышам, аркам, напряжение забирает зрителя с первых секунд. Я чувствовал словно смотрю за дворами — колодцами Петербурга. Далее мы перемещаемся в простую, холостяцкую квартиру Селигмана (любимый актер Триера — Стеллан Скарсгард), выйдя в ближайший магазинчик за молоком и рогаликом, он найдет избитую женщину Джо (муза фон Триера, блестящая Шарлотта Генсбур), которая попросит не вызывать полицию и скорую, а лишь чай с молоком, приведя ее к себе домой, он услышит захватывающую историю жизни, жизни полной боли, страдания, подводных камней, истории, которая потрясет, и не раз найдет отражение в его жизни, историю Нимфоманки…

Дальше сюжет описывать невозможно, Триер обладает фантазией, которую просто жаль обрисовывать в тексте, ее надо видеть. Раз за разом поражаешься, как ему удается быть не похожим ни на кого, и при этом обходится без самоповторов. Я назвал жанр фильма черной комедией, первая часть, несомненно, комична, зал смеялся очень часто. Я боялся, что буду слышать смешки закомплексованных людей, которые всегда нервно хихикают при виде сексуальных сцен. Таких не было. В картине действительно полно очень забавных эпизодов, чего стоит эпизод, когда молодая Джо (дебютная роль Стейси Мартин) говорит поочередно каждому из своих многочисленных любовников, что именно с ним у нее был первый оргазм, зал лежал. Те, кто ждал на экране жесткого порно, обилия половых органов, будут разочарованы. Нимфоманка очень далека от порно, и даже от лучших образчиков картин Тинто Брасса. В фильме есть секс, но он показан даже куда более сдержанно, чем в Жизнь Адель, недавнем победителе Канн.

Актерские работы не могут не вызвать восхищения. Камео Умы Турман, в роли жены любовника Джо, который решил переехать к ней жить — достойно громких аплодисментов, наконец- то мы можем видеть серьезную и сильную работу от одного из самых многообещающих актеров 90-х Кристиана Слейтера, в роли отца Джо. Линия отец-дочь трогает. Нежное отношение отца, в антураже парков, ветров и рассказов о том, почему ясень — самое красивое дерево в мире, породило в героине фундамент для секретного элемента в сексуальной жизни, вы поймете почему, но и явилось наглядным примером того, как Джо утрачивала способность чувствовать, лишь страсть и вожделение составили ее путь.

Триер настолько многогранен, что ведет свой рассказ сразу на нескольких этажах, только он может сравнить смену половых партнеров с рыбалкой и это не будет нелепым, только он может ТАК (не буду спойлерить) описать произведение Баха. Но если проводить аналогию с музыкой, то в очередной раз на площадке настоящий ансамбль, который разыгрывает не историю нимфоманки (этот диагноз Джо поставила себе сама), а историю женщины, замените секс на любую другую зависимость или фобию, результат будет тем же, в повествовании Триера все идет всегда размеренно, но выводы, которые он плодит своими фильмами бьют по голове, так же как Rammstein на фоне мрачного двора из начала картины. Триер — художник не будет жалеть своего зрителя, не жалеет и здесь, его прищуренные глаза, вечная улыбочка, и провокационные высказывания, часть образа мастера, который чаще пишет между строк что-то более важное, чем в самих строках. Нимфоманка, на мой взгляд, один из самых мощных посылов обществу за последние годы. Обществу, которое погрязло в страхах, маниях, где все перестали слушать и слышать друг друга. Триер создает пространство, в котором никто не верит, не боится и не просит, где не жалко никого, от жителей деревни, которых расстреливают люди Грейс из Догвилля, до людей, не слышащих глобальных проблем и гибнущих от надвигающейся звезды в Меланхолии. А те люди, которых жаль уходят сами, самоустраняясь, как Бьорк в Танцующей в темноте или сам мир уничтожает их, тем самым спасая, как в Рассекая волны. И все это в абсолютно тихой манере Триера, он отстранен, он не судья, он наблюдатель, без розовых очков.

И в Нимфоманке все идет тихо и размеренно, вы будете сидеть в кресле и думать, как же нас зря пугали постерами и агрессивной рекламой, вам не будет неловко в своих креслах, напряжение не будет убивать вас даже в садо-мазо сценах с Джо, но лишь до тех пор, пока вы сквозь 4 часа не доберетесь до финала…Финала, который под силу только мастерам высокого полета, точнее не так. Мастеру, который в старушке Европе летает выше всех, и видит больше всех.

10 из 10


А зачем?…

Ларс фон Триер — тот, кто пытается одухотворить и придать низменным желания плоти кощунственный ореол возвышенности и красоты. Но если посыл фильма совсем в другом и это благородное намерение раскрыть всю правду о нимфомании, то невольно закрадывается правомерный вопрос, кому и зачем ЭТО надо?

Яркое жизнеописание женины с юных лет одержимой похотью а не сексом, поскольку иначе ее проблема лежала бы в плоскости физиологии а не психологии и не имела никакого познавательного интереса, кроме как узко-медицинского. А этот ее «трогательный» монолог о том, что она всего лишь хотела впитать по больше красок от жизни, очень смахует на якобы проигранный спор праведного Левия Матвея хитрому Воланду о жизненной необходимости зла на земле.

Местами иронический взгляд на проблему больной девушки придает кощунственные нотки повествованию и хоть ведется оно от имени самой героини, все равно не покидает ощущение не ловкости, схожее по своей природе с проступком библейского персонажа Хама.

Фильм несомненно талантливо снят, но вопрос зачем и для кого он снят, мешает принять его и позволить, как- то повлиять на свое мировоззрение.


The Tree of Lust

Любая новая работа Ларса фон Триера вызывает широкий резонанс и бурное обсуждение будучи ещё на стадии производства — но в случае с «Нимфоманкой» поднялась и вовсе нешуточная шумиха: в то время как давние поклонники режиссёра с нетерпением потирали руки в предвкушении очередного кинематографического (порнографического) потрясения — другая часть аудитории рассуждала о том, не впал ли суровый датчанин в окончательный маразм, променяв кинематограф на порнографию. Однако, зная о присущем Ларсу чувстве юмора, которое иногда даже оказывается способным перебороть его патологический цинизм (хотя чаще идёт с ним бок бок), можно было предположить, что демонстрация сношений вовсе не будет являться здесь самоцелью.

Начинается картина, понятное дело, с тёмного экрана, когда только по фоновым шумам можно понять, что фильм уже идёт. Дескать, хотели Art House & International — получите. Далее режиссёр ещё какое-то время неспешно забавляется с демонстрацией капелек струящейся воды, серых стен и всего прочего безобразия (чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, что кино европейское), после чего резко врубает Rammstein, перемещая камеру с промозглых улиц в берлогу Селигмана (Стеллан Скарсгард), готовящегося выйти в ближайшую лавку за продуктами. Впрочем, обрывается бодрый Rammstein так же внезапно, когда наш герой обнаруживает в переулке изрядно помятую женщину (Шарлотта Генсбур), которая просит его не вызывать полицию, но даёт понять, что приняла бы его помощь, хотя бы даже в виде горячей чашки чая с молоком. И пока Селигман отпаивает и откармливает свою гостью — Джо (так её зовут) начинает понемногу рассказывать о своей жизни; причём сразу заявляя о том, что «она плохой человек». Тему самобичевания и тяги людей к страданиям Триер поднимал и ранее — и здесь она также имеет не последнее место. Но здесь, в частности, Джо признаётся, что далека от религии; что даёт возможность Селигману выступить с весьма резонными измышлениями о том, что даже отрицающие религию люди почему-то не отрицают сугубо религиозного понятия «греха». В этом случае человеку на подсознательном уровне нравится ощущать свою порочность, поскольку это даёт ему исчерпывающее объяснение причины своих страданий. Хотя по факту прямой связи тут может и не быть. Джо за фильм несколько раз повторяет то, что считает себя «плохой»; однако желания как-то искупить свою вину перед реальными людьми у неё вроде бы и не наблюдается. На самом деле, вполне типичная ситуация — многие привыкли считать, что страдания каким-то образом «очищают» их, хотя на самом деле от них нет абсолютно никакой практической пользы (тем более для тех, перед кем эти люди виноваты). В отношении Джо, правда, пока стоит оговорится — ведь это ещё только половина истории, и судить о поднимаемых аспектах в полной мере можно будет только когда в прокат выйдет вторая часть «Нимфоманки». Хотя чутьё подсказывает мне, что ничего кардинально в этом отношении там не изменится.

Между тем, неспешный рассказ Джо о своих сексуальных похождениях является связующим звеном между короткими историями (в первом фильме их пять). Селигман внимает этой импровизированной исповеди с неподдельным интересом, периодически разбавляя повествование Джо своими аналогиями, не в последнюю очередь отвечая в том числе и за плотное наполнение хронометража неглупым юмором. Так, рассказ о том, как юная Джо с подругой на спор пытались снять как можно больше мужиков в поезде он сравнил со сложностями рыбалки; ну а некоторые другие подробности её личной жизни описал с позиции нумерологии. Всё это более чем забавно — так что не верьте фразе Джо из трейлера «It`s nothing to smile about», намеренно вырванной из контекста. Есть ещё коротенькая фантазия Селигмана, спровоцированная упоминанием Джо своей учёбы. Но настоящая бомба — это, конечно же, третий сегмент с Умой Турман в роли немного обалдевшей жены одного из половых партнёров Джо. Насквозь цинично — но правдиво и чертовски смешно. После этого совершенно неожиданно выглядит следующий чёрно-белый сегмент про отца Джо (Кристиан Слэйтер), где Триер напоминает, что с депресняком и чернухой у него по прежнему всё в порядке. Ну а что до пресловутых сексуальных сцен — шокирующего здесь ничего нет; трудно судить, что там в режиссёрской версии — но здесь осталась буквально пара эпизодов. Причём, совершенно очевидно, что Триер не смакует здесь анатомические подробности, а показывает их, скорее, для проформы. Правда, самый хардкор нам, вроде как, приберегли на вторую часть — так что подождём; тем более что в то время, когда бодрый Rammstein врубается во второй раз, и по экрану начинают ползти финальные титры, нам показывают занимательную нарезку из кадров второго фильма, изрядно подогревающую интерес.

Разумеется, особо впечатлительным, а также чересчур религиозным зрителям от последнего творения датского провокатора следует держаться подальше, дабы лишний раз не травмировать чувствительную психику. Фильмы Триера вообще лучше не воспринимать на полном серьёзе — но это нисколько не издёвка, а самый настоящий комплимент. Ларс немного дурачиться, но в тоже время не забывает о плотном наполнении своего полотна философскими мотивами (причём, в традиционном для него ракурсе, который затрагивает в том числе и религию со всеми вытекающими). Копать тут можно глубоко, а можно и не копать вовсе — уж кому как нравится. Но главное — после просмотра «Нимфоманки» какие-то мысли об эпатаже остаются благополучно забыты, поскольку получилось действительно увлекательное, дерзкое и по-настоящему остроумное кино, изобилующее великолепными диалогами. Fhre Mich.

9 из 10


отзывы и рецензии предоставлены kinopoisk.ru